для цивилизованных времен

если вы слишком совестливы и хорошо воспитаны, чтобы вменять человеку в вину место его рождения и прочие факторы биографии, никак не зависящие от его воли, у вас есть два пути: учиться смирению и принятию или воспользоваться читерской фразой с картинки.

выбор, думается, очевиден.

civ.jpg

***

каждый раз, когда мама с намёком оставляет на видном месте схему пошива распашонки, папа заводит туманные беседы о женской самореализации, а школьная подруга объясняет любые беды недостатком половых актов в моей спальне и борщей в моём репертуаре.

каждый. ёбаный. раз.

values.jpg

к нам приходит

ny_hat.jpg

а вы уже невротично проверяете себя на искорки в крови и готовность к самой волшебной ночи в году? чувствуете угнетающий стыд, находя только раздражение о бытовые трудности и толику невоспроизводимой ностальгии? поругались уже с кем-нибудь, кого не пригласили, и с теми, кого пригласили зря? повысили лимит на кредитке, пытаясь просто не думать о том, что будет завтра? оказались какого-то хера главным по поиску ненужных корпоративных подарков в офисе? выслушали мамины нотации о семейном празднике, который вы один, злодей, во всём мире не уважаете? получили локтем под дых в торговом центре? опоздали к распродаже? вынули из ящика ворох спама, потеряв в нём квитанцию за свет? забыли письмо с подтверждением тайной покупки открытым на мониторе?

поздравляю. значит, новогодний дух уже с вами.

праздник. он приходит — неотступно, как смерть.

<3

get_laid.jpg

любовь, чувство партнёрства, не-одиночество, да и просто отсутствие недоёба — это прекрасно. настолько прекрасно, что мало что в мире способно с этим сравниться.

но господи, куда же деваться от представлений о том, что человек обязан делать всё сугубо в угоду своему комфорту и счастью. что стремиться к ним вообще необходимо. что если тебя мучает что-то, отличное от насущных бытовых нужд, то это мучение нужно непременно чем-то заглушить, заболтать, забить, только бы не слышать, не слышать.

и уж тем более — что заглушать можно другим человеком.

он живой вообще-то, человек этот.

цена чуда

future.jpg

люди соизмеримых со мной поколений любят поныть о том, что народ глупеет, мир портится, а вода какая-то недостаточно мокрая. откуда-то в них берётся эта тяга забывать, что, несмотря на локальные события и беды, в целом нам посчастливилось жить в относительно сытое, спокойное, мирное и умное время; в одну из самых человеколюбивых и благоденственных эпох в истории человечества. мы не умрём в двадцать от стрелы в колене, тридцать от неудачных родов, сорок от чумы или пятьдесят от сколько можно уже коптить небо. за месяц через наш разум проходит больше знаний, чем через целую средневековую жизнь. мы добились всеобщей грамотности, гражданских разводов, интернетизации всей страны и возможности показать миру фотографию своего завтрака.

но господи, до чего же люди поколений постарше любят обвинять нас в том, что нам хорошо жить в том хорошем мире, который они столь старательно строили, — как будто строили его не за этим.

иногда я чувствую в этом когти рептилоидного заговора.

гоациник

у птицы гоацина — нетривиальный способ пищеварения. то, что другие делают в желудке, они творят в собственном зобу — из-за чего тот разрастается, и его солидные объёмы вытесняют киль и летательные мышцы. неудивительно, что гоацины предпочитают виртуальное общение — это всё-таки проще, чем куда-то там переться.

помните, что ваш оппонент в виртуальном споре всегда может оказаться простым гоацином.

(выше — история в нескольких картинках, их можно листать стрелочками. а можно, конечно, не листать, удовлетворившись загадкой первого кадра)

манифест патриотизма

bosch.jpg

я восхищаюсь карнавальностью нашей культуры.

мужчины в красивых шапках стегают плёткой женщин в некрасивых. мужчина с солидной лысинкой шутит про доту, и люди с убедительным кругозором тут же прощают ему шутки про радиоактивный пепел. мужчина с тремя высшими глушит горькую. женщина с тремя детьми глушит ядовитые волны, которые соседи транслируют ей из США. мы переходим с зимнего времени на летнее. мы переходим с летнего времени на зимнее. мы отменяем зимнее время, летнее время, мы отменяем время вообще.

пока пиндосы выводят по складам «тех-но-ло-ги-чес-ка-я син-гу-ляр-ность», мы находим сингулярность без технологий, сингулярность духовности и абсурда, сингулярность высокую и истинную, сингулярность отказа от причин и следствий. любой кретин может стремиться к успеху и сытой старости. а я не хочу стареть. только в стране, покинувшей время, возможно бессмертие.

ноги — атавизм.

dada — dadaism.

я — огромный жёлтый гриб.

смерть неизбежна.

***

мне восемнадцать, а мир ещё не захвачен! а ведь пора, брат, пора брать быка за рога! позавчера украл у мамы удачу — теперь на шее серебряная серьга.

мне двадцать два. роман до сих пор не в печати. скоро уже и не скажешь — мол, юный талант. сам позвоню. говорят, нужно просто начать, а домик сам сложится. только бы карта легла.

мне двадцать восемь. полный тухляк с кандидатской — всё конъюнктура, конечно. один динозавр прямо сказал, что перед товарищем в штатском, мол, не ему прикрывать мой непоротый зад.

тридцать четыре. нужна вторая квартира (Сашка решила — нам время передохнуть). ночью курил — обнаружил под крышкой в сортире пачку пилюль, помогающих крепкому сну.

сорок один. мне пора бы заняться спортом — хоть километр, но каждый день проходить. позавчера ощутил неприятную спёртость ниже пупка. хронический панкреатит.

будем считать, что полтинник. Алёны не слышно. думаю, снова посеяла мой телефон. Макс — первоклашка, мой вклад не был бы лишним. Сашка сказала, навязывать — некомильфо.

сколько там? господи, нет, я прошу — не альцгеймер! хочешь — возьми мои зубы, колени, лицо, дай мне типун на язык или шанкр на ноге, мне стыдно, я каюсь, я каюсь, я был подлецом, врал, предавал, извивался. я стар, я лысею, дай мне хотя бы неделю — проститься с людьми!

семьдесят два. хочу, чтоб заткнулись соседи.

так верещат, будто слушать должен весь мир.

pinkie.jpg

25

25 (2015)

дарю эту картинку всем своим несчастным погодкам, разменявшим или разменивающим нынче четверть века, как и я.

нам пора уже потихоньку приучать себя к мысли, что тридцать — это ещё молодость, а в сорок пять баба ягодка опять. что никто больше не будет нести за нас ответственность и что у мира нет больше оснований для снисходительности к нам. что телу дальше будет только хуже, так что придётся заключать с ним какие-то пакты. что «молодость душой» — это не только книжный штамп, но и единственный способ сохранить рассудок.

пора, короче, делать всё то, что совсем недавно казалось признаками явной и безоговорочной старости.

с чем нас и поздравляю.