Вообще я хочу заметить, что только сейчас, когда села писать этот пост, вдруг обнаружила, что пресловутый фирменный стиль Петербурга — не просто стиль и не просто фирменный, а туристический. Что немного меняет дело, откровенно говоря. Потому что задачи у него, полагаю, другие. Что не повод не побрызгать фекалиями, конечно.

Итак, «Студия Артемия Лебедева» запилила моему родному городу новый модный стиль, коим тот обернётся лицом ко всяким левым приезжим чувакам.

Я вообще не люблю, когда дизайн критикуют недизайнеры, потому что у них и глаз не намётан, и насмотренность так себе, и каких-то интересных находок они могут не увидеть. Так что техничность исполнения оставлю в стороне — понятия не имею, качественно ли это сделано. Ну разве что мне чуется, что типа типографические мосты в русской версии как-то просто беспомощно приляпаны по бокам (в отличие от английской, где это элементы букв), и точно ли это круто?

Но шут бы с ним, я ничего не понимаю в типографике. Зато что-то понимаю в Питере. Давайте про Питер.

Любой логотип, стиль и вообще всё визуальное о чём-то нам говорит и вызывает какие-то ассоциации, хотим мы того или нет. У меня на свежевыпеченном сайтике заголовки сделаны шрифтом Rodchenko, например, потому что мне хотелось что-нибудь такое громко-плакатное и при этом шоб из национальной культуры (как минимум потому, что отыскать хороший кириллический шрифт, не основанный на национальной традиции, — задача для просветлённых).

При этом оценивать элементы дизайна в лоб — ну, мол, что красный типа опасный, а зелёный типа про природу — нелепость.

Когда я была юна и с огнём в глазах, я изучала литературоведение. Есть такой метод анализа стихотворений — построение вокалической решётки. Чтобы её построить, нужно взять стихотворение и выкинуть из него вообще всё, а оставить только ударные гласные (в той поэтической традиции, где они играют роль, конечно), и тогда тебе станет понятнее, какие строчки с какими (быть может, неосознанно) перекликаются и как вообще стихотворение работает в целом на звуковом уровне. Так вот: мой тогдашний литературный наставник, да святится имя его, всячески остерегал нас от оценок гласных звуков самих по себе. Не нужно, мол, думать, что если в стихотворении много ударных «у», то он про завывание ветра. Потому что, мол, у вас тогда вообще вся поэзия получится про завывание ветра. И про «о-о-о, как больно». И про «а-а-а, татаро-монголы наступают». Не надо. Рассматривайте звуки как простые связки внутри контекста.

Так что, наверное, вовсе не обязательно скрипеть зубами при виде жизнерадостных жёлтеньких иконок.

И всё же логотип и стиль города должны отражать его идентичность. Ну то есть, знаете, про что этот город. Чем он отличается от всех других городов и от всех мест, где я с тем же успехом мог никогда не побывать. Наверное. Иначе непонятно, нахера ж они вообще нужны. Туристический логотип и стиль же отражают экспортную идентичность. Ту индивидуальность города, которую мы будем продавать заезжим хипстерам и буржуям.

Какова идентичность Петербурга?

По-моему, даже если ни во что не вдаваться — а вдаваться как раз не надо, самые яркие черты лежат на поверхности, — можно робко предположить, что эта идентичность, блядь, не жёлтенькая. Она, блядь, серенькая. Достоевский умер. И Пушкин умер. Твоих оград узор чугунный в Европу прорубил окно. Имперскость. Колонны. Барокко. Плохая погода. И все остальные тоже умерли. На Васильевский остров. Шрифт Pushkin на плакатах-плейсхолдерах в метро. Адмиралтейская игла. Культурная культура. Пафос и уныние.

Что из этого жёлтенькое, скажите мне, кроме туберкулёза?

Если бы «Студия Артемия Лебедева» сделала просто логотип города, мой пукан вышел бы на орбиту. Но даже в случае с логотипом туристическим я недоумеваю. Почему стройность оград и кичливость завитушек сменили жирные обрубки линий? Почему вместо серого и, может быть, голубого мы видим пляжный жёлто-синий градиент? Почему они решили, что продаётся только позитивчик? Почему не объяснить туристам, за что, как именно и в каких позах можно в самом деле любить город смерти на болоте?

Почему бы не экспортировать ту идентичность города, которая у него есть — и, если верить периодическим комментариям на Реддите, вполне успешно продаётся?

Зачем трогать чуть ли не самый, блядь, мифологизированный город необъятной нашей родины и прилеплять к нему абсолютно generic старбаксовские иконки?

Нахуя туристу ехать в Санкт-Хипстербург? Хипстербурги есть и получше в разных уголках мира. А город смерти, уныния и при этом имперского патетизма — один. И торговать уникальным товаром, если уж мы торгуем, — проще.

Какие люди живут в таком городе?

Нет. Пожалуйста, нет.

В общем, я не знаю. Может, «Студия Артемия Лебедева» и сделала хороший туристический фирменный стиль.

Городу Сочи.

УПД: юзер Draugmot починил логотип!

Вот теперь всё встало на свои места.

  • жёлтым в наших широтах бывает жёлтый дом, но это, конечно, не тот жёлтый

    • alphyna

      вы знаете, мне нравится ход вашей мысли.

  • 4ur4ill

    >Какова идентичность Петербурга?

    >По-моему, даже если ни во что не вдаваться — а вдаваться как раз не надо, самые яркие черты лежат на поверхности, — можно робко предположить, что эта идентичность, блядь, не жёлтенькая. Она, блядь, серенькая. Достоевский умер. И Пушкин умер. Твоих оград узор чугунный в Европу прорубил окно. Имперскость. Колонны. Барокко. Плохая погода. И все остальные тоже умерли. На Васильевский остров. Шрифт Pushkin на плакатах-плейсхолдерах в метро. Адмиралтейская игла. Культурная культура. Пафос и уныние.

    >Что из этого жёлтенькое, скажите мне, кроме туберкулёза?

    Смешно сказать, но на этом месте я понял, что у меня есть что добавить. С одной стороны, я немного буду противоречить тезису, но по сути скорее дополню.

    Дело в том, что первую курсовую в своей жизни я писал не на втором курсе университета, а в 10-м, что ли, классе школы — на нашем лицее региональный педагогический университет тренировался, испытывая всяческие идеи своих специалистов. Выбирая специализацию, я схватился за литературу, и по причинам, которых не помню, писал курсовую на тему «Желтый цвет в романе Ф.М. Достоевского ”Преступление и наказание“». С непривычки и от неизжитого еще перфекционизма замучался страшно, к тому же с Вордом был едва знаком, но достаточно быстро убедился, что как раз желтого цвета у Федора Михайловича — хоть топись. И дома желтые, и личико лимонное, и обои желтенькие, и билет, кхм-кхм, и тот желтый. Файл с текстом, конечно, сейчас не под рукой, но за сотню примеров я нашел, и к защите у меня уже рябило в глазах от питерской желтизны. Так я про серость и забыл применительно к Санкт-Петербургу.

    О том, что вот такой вырвиглазный желтый, как у Тёмы, вряд Федору Михайловичу мерещился, говорить отдельно не требуется, конечно. Его желтый уделывает большинство серых. С другой стороны, кто его знает, может, мечтал г-н Достоевский, что чахлый цвет в прекрасное время оно поярчает до вот такой жизнерадостности. Очень втайне мечтал.

    • alphyna

      это комментарий, ради которого существуют featured comments! спасибо.

    • так, любезный, мы дойдём и до того, что здешний Тёмин кислотно-синий — это ж «замечательные голубые глаза» Сонечки! ;)

  • Soushi Miketsukami

    В английской версии мосты внезапно оказываются диакритикой, которая в данном случае неуместна вообще. Шрифт несколько ужасен.
    Уныние — это кому как. В Питере бывает хорошая погода, даже чаще, чем в Бергене, например.

    Вообще, мне из всех городов пока больше всех Питер напомнил Дрезден. И логотип хороший: http://www.spikedresden.de/wordpress/wp-content/uploads/2014/11/Amtsmarke_gelbhl_Rahmen.jpg

    • alphyna

      ну да, акут с грависом дорисовали. это само по себе меня не травмирует, почему бы и не обойтись с сущностями вольно. просто как-то оно нецелостно вышло across the languages.

      ну и речь же не о реальной хорошести погоды, а как раз об идентичности, то есть о том, какой она считается. по-моему, обычно всё-таки считается плохой.

      • Soushi Miketsukami

        А я за такое “вольное” использование диакритики порол бы розгами. Диакритика — это не просто весёлые скачущие циркумфлексы, перемежающиеся тильдами.

        Вообще, тут плохо всё, но у меня глаз цепляется за шрифт.

        *В России* она считается плохой. За границей таких стереотипов не слышал. Это всё происки москвичей, я думаю.

  • А ты читала руководство по использованию фирстиля? Предполагается, что основной шрифт с завитками наследует чему-то дремуче-славянскому (почему и для чего, совершенно непонятно), но если внимательно присмотреться, он одновременно и западный, и ориентальный. Например, набранное им слово Russian делает робкий — однако совершенно явный — шажок в направлении арабской вязи. Шрифт не одномерен, как может показаться при беглом взгляде.

    Знак, с которым у меня Питер всегда прочно ассоциировался, — кораблик со шпиля Адмиралтейства, вернее, его схематическое изображение на пачке лезвий «Нева». Может быть, имело смысл в эту сторону двигаться, минуя многообразие форм. Не уверен, что многообразие лучше кодирует объекты, чем один знак. Но единый знак быстро приедается.

    Для терзающихся желтизной предусмотрены монохромные варианты всего этого дела. И руководство не запрещает создавать дополнительные логотипы, то есть место хипстерских булок и солнышек вполне могут занять какие-то менее позитивные символы (какие?).

    • alphyna

      не читала (читала только презентацию на сайте), но к шрифту у меня, собственно, претензий и нет. без мотивации он выглядит на пустом месте выебнутым, скажем так, но это как раз то, с чем можно жить. (хотя какого рожна господа дизайнеры возжелали представить Питер — самый европейский и при этом юный город, бла-бла-бла — помесью нижегородского с ориентальным, мне тоже неясно.)

      и, опять же, я вовсе не выступаю за единый символ. просто в том же кораблике много всего тоненького, а тут — обрубки. мне кажется, что, если уж у нас главная объединяющая сила — пластика, то Питеру бы пошла совсем другая.

      а монохромные варианты, ясное дело, существуют. но существуют и цветные. и это, по-моему, не питерские цвета. те же жёлтый и голубой можно было взять в других оттенках — вот и все дела же.

  • Когда я только увидела новость, поперхнулась, конечно, но из принципа пошла читать весь гайд-бук (и ты, я вижу, пошла), к концу его чтения с примирилась, потому что в сочетании с чем-нибудь этот стиль и всякие логотипы смотрятся лучше, чем отдельно. И необходимость выбирать плашечные контрастные цвета для таких дел я тоже понимаю, и заметь к тому же — мы тайно поддерживаем Украину, что не может не. А вообще-то никакого акцента на солнце здесь, конечно, нет, потому что сраное солнце меняется на всех этих логотипах от случая к случаю и становится просто цветом иконки, а акцент стоит на море.
    Что касается идеологической составляющей, то я вот буквально вчера читала в книжке о столичной мещанке с хипстерскими замашками, что как хорошо сделали в Парке Горького: убрали шашлычников, поставили скамеечек и понаоткрывали открытых кашефек европейской наружности, из-за чего место изрядно облагородилось, но и обезличилось наверняка. Героиня вышеперечисленному была только рада.
    Этот стиль — и всё, что он за собой тянет при идеальном, так сказать, воплощении, — та самая порция обезличенности и облагораживания, которой может хватать городу как бренду, а может и не хватать. Вопрос, мне кажется, как минимум дискуссионный.

    • alphyna

      я порефлексировала над тем, насколько я предвзята (ну, в желании видеть special snowflake в родном городе), — и мне кажется, что всё-таки не очень. я понимаю обезличенный подход там, где нужно сообразить хипстоград на пустом месте, дабы было куда привлекать туристов и не только. но место-то не пустое! в моей душе всё противится затее сделать нейтральное из ненейтрального. просто потому что это расточительно.

      • Я не совсем об этом. Питер — кутурная столица и европейский город в России, в России, в ёбаной, страшной, неумытой России с ВООТ такой преступностью и ВООТ такими неудобствами. Это всё стереотипы, но они не отменяют наличия здесь подобной радости. Это может оттолкнуть (может, кстати, наоборот привлечь) туристов, однако хочется, чтобы в этом, инфраструктурном смысле город смотрелся чуть дружелюбней. Ведь весь этот стиль — под инфраструктуру и о ней в основном (сменные иконки, прочая хуйня), эдакая навигационная карта не столько по рекам и каналам, сколько жральням да мероприятиям. Сам по себе он мне, как я уже говорила, не нравится особо, но сам факт его появления вселяет надежду на то, что инфраструктуру как раз будут подтягивать, а это не может не радовать. Разумеется, без дополнительной наладки окружающего под этикетку стиль никому в хуй не впился, но этикетку тоже нужно на что-то клеить.

  • xiliu

    Это же газовая горелка, а не солнышко.