печаль

— Почему ты не спорил, когда забирали людей?

— Но ведь я и не поддерживал. Я не изверг и не злодей.
Говорят, их взяли по делу: мол, они подрывали строй.
И вообще, я обыватель — не злодей, но и не герой.

— Когда их выстраивали и заводили в зал,
Почему ты отвернулся и ничего не сказал?

— У меня был ребёнок и молодая жена.
Я не думал, что будет война. Кто мог знать, что будет война?

— Почему ты молчал, когда подводили газ?

— Кто же мог угадать, что так выйдет на этот раз?
У меня было важное дело, на работе новый заказ.
Вы же знаете, если б я выступил, всё равно б никого не спас.

— Когда они закричали, почему ты отвёл глаза?

— А что бы я мог сказать? Ничего я не мог сказать.
Разумеется, было грустно, но не так чтобы до тоски.
Разумеется, мне не хотелось, чтоб их скидывали как скирд.
Разумеется, мне не нравится слышать запах горелых тел.
Ничего из перечисленного я, конечно же, не хотел.


Но когда они с дымом поднимутся до прозрачных небес,
Не зная твоей тошноты, угрызений, тоски и бездн,
Они обратят не-лица к заплаканному тебе.

И о чём бы ты их ни спрашивал,
они будут молчать.

И как бы ты ни молился,
они продолжат молчать.

И ты познаешь печаль,
как они познали печаль.

Чижи и стрижи

Сидели во ржи
Чижи и стрижи.

Стрижи говорили:
Слышь,
Делай что хошь,
Лишь не трожь мою рожь.

Чижи отвечали:
Да,
Но есть вот какая беда:
Ваша рожь — ложь.
Это не рожь, а пшеница,
Да и вы не стрижи, а синицы,
Что делает вас нашими родичами,
Просто вы чуток одичали.
И поскольку у вас нет ржи,
Вам без нас не прожить.
Мы вернём всё к первоначалу,
Не дёргайтесь,
Мы идём вас дружить.

Стрижи сперва онемели,
А после сказали:
Бля.
Не хотим умножать печали,
Но чисто из любопытства:
По вашему мнению,
Какой формы земля?

Но чижи промолчали.

каток

Папа, прости, я не побеждаю.

Папа, кажется, это конец. Мы ждали волн, но войны не ждали; нас готовили к нервам, но не к войне. Нас учили искать работу получше, не ловить рыбу в мутной воде, чужих — уважать, оппонента — слушать…

А теперь они убивают людей.

Да, я знаю, что хорошо и что плохо, но я не умею биться со злом. Мне повезло родиться в эпоху комфорта. Или не повезло? Был бы я блядью — я ликовал бы. Был бы борцом — так по морде б бил.

А я учился писать слова и договариваться с людьми.

Я предлагал, не требовал крови, увещевал, пытался понять. Я делал как правильные герои — но каток отказался слушать меня. Не договариваются с железом.

Я проиграл.

Так скажи одно —
           такой, как выяснилось, бесполезный,

папа,

я всё ещё
      твой сынок?

***

Где хотела жить Аня?
Аня хотела жить
В здании бизнес-класса
C хорошей подземной парковкой,
С кофейней через дорогу.
А где будет жить Аня?
Она будет жить в говне.

Где хотел жить Валерий?
Валерий хотел жить
В великой советской империи
От Камчатки до Кёнигсберга,
И чтобы все уважали.
А где будет жить Валерий?
Он будет жить в говне.

Где жить хотела Оксана?
Оксана хотела жить
На даче, чтобы выгуливать
Своего самоеда Сашку.
А где будет жить Оксана?

А Оксана не будет жить.

Она умерла на войне.

двойная сплошная

лучший живой — это тот, кто мёртвый.
хочешь сказать — говори шёпотом.
правильный воздух — тихий и спёртый
(ветра просят умалишённые).

лучшее белое — то, что чёрное,
делаешь — делай исподтишка.
мысль хороша неизречённая
(словоблудие — признак врага).

можно смотреть, но нельзя глазами,
можно жить, но нельзя не в казарме,

мы — за индустриальный прогресс,
лучшая пресса — от слова «пресс».

кто не с нами

opinion

кликните, чтобы увидеть размер побольше

в некоторых кругах меня почитают настроенной крайне феминистически, в других — тем ещё шовинистом. по меркам родителей я слишком либеральна, по меркам друзей — чересчур консервативна. религиозные люди презирают меня за безбожничество, атеисты — за лояльное отношение к религии. я не верю ни в капитализм, ни в социализм, полагая, что от исполняемости общественного договора зависит куда больше, чем от его условий. стараюсь уважать авторское право, но без фанатизма, потому что его нарушение — неизбежно. люблю собак, но чураюсь профессионального собаководства.

меня регулярно записывают в лагеря, к которым я не принадлежу. почему?

может, на самом деле этот бложик ведёт колония африканских термитов, успешно выдающих себя за человека слаженными коллективными усилиями?

может. а может, я просто — человек умеренных взглядов.

что в интернете почитается грехом пострашнее каннибализма.

03.04.17

sad

вчера петербуржцы вели себя очень достойно. самоорганизация, сочувствие, компетентность. именно такими нам рисовали нас в школе. именно такими просили вырасти.

вчера весь город приходил на выручку каждому.

пожалуйста, давайте не разучимся делать это завтра — когда не будет больше таких кошмарных поводов.