печаль

— Почему ты не спорил, когда забирали людей?

— Но ведь я и не поддерживал. Я не изверг и не злодей.
Говорят, их взяли по делу: мол, они подрывали строй.
И вообще, я обыватель — не злодей, но и не герой.

— Когда их выстраивали и заводили в зал,
Почему ты отвернулся и ничего не сказал?

— У меня был ребёнок и молодая жена.
Я не думал, что будет война. Кто мог знать, что будет война?

— Почему ты молчал, когда подводили газ?

— Кто же мог угадать, что так выйдет на этот раз?
У меня было важное дело, на работе новый заказ.
Вы же знаете, если б я выступил, всё равно б никого не спас.

— Когда они закричали, почему ты отвёл глаза?

— А что бы я мог сказать? Ничего я не мог сказать.
Разумеется, было грустно, но не так чтобы до тоски.
Разумеется, мне не хотелось, чтоб их скидывали как скирд.
Разумеется, мне не нравится слышать запах горелых тел.
Ничего из перечисленного я, конечно же, не хотел.


Но когда они с дымом поднимутся до прозрачных небес,
Не зная твоей тошноты, угрызений, тоски и бездн,
Они обратят не-лица к заплаканному тебе.

И о чём бы ты их ни спрашивал,
они будут молчать.

И как бы ты ни молился,
они продолжат молчать.

И ты познаешь печаль,
как они познали печаль.

***

Ты не настолько избранный, чтоб
На железе слетать до звёзд.
Ты не настолько избранный, чтоб
Под тобой обвалился мост.

Ты не настолько избранный, чтоб
Мойра твою обрезала нить.

Никто тебя не избирал.
Ты случился,
и будешь гнить.

каток

Папа, прости, я не побеждаю.

Папа, кажется, это конец. Мы ждали волн, но войны не ждали; нас готовили к нервам, но не к войне. Нас учили искать работу получше, не ловить рыбу в мутной воде, чужих — уважать, оппонента — слушать…

А теперь они убивают людей.

Да, я знаю, что хорошо и что плохо, но я не умею биться со злом. Мне повезло родиться в эпоху комфорта. Или не повезло? Был бы я блядью — я ликовал бы. Был бы борцом — так по морде б бил.

А я учился писать слова и договариваться с людьми.

Я предлагал, не требовал крови, увещевал, пытался понять. Я делал как правильные герои — но каток отказался слушать меня. Не договариваются с железом.

Я проиграл.

Так скажи одно —
           такой, как выяснилось, бесполезный,

папа,

я всё ещё
      твой сынок?

***

Где хотела жить Аня?
Аня хотела жить
В здании бизнес-класса
C хорошей подземной парковкой,
С кофейней через дорогу.
А где будет жить Аня?
Она будет жить в говне.

Где хотел жить Валерий?
Валерий хотел жить
В великой советской империи
От Камчатки до Кёнигсберга,
И чтобы все уважали.
А где будет жить Валерий?
Он будет жить в говне.

Где жить хотела Оксана?
Оксана хотела жить
На даче, чтобы выгуливать
Своего самоеда Сашку.
А где будет жить Оксана?

А Оксана не будет жить.

Она умерла на войне.

КОЛЫБЕЛЬНАЯ

Знаешь, что это за рык?
Мы летим в тартарары,
Раздирая руки в мясо,
С пика огненной горы.

Знаешь, что это за плач?
Это в дверь звонит палач.
Это Таня громко плачет
О запрете передач.

Кем проплачен этот вой?
Очевидно, не Москвой.
Кто проплачивает вопли,
Пусть жрёт пыль на мостовой.

Но сыскался антиген
На тебя, интеллигент:
Тятя, тятя, ваши сети —
С пятницы иноагент.

Вас однажды исцелит
Добрый доктор Айболит.
А покамест тише, мыши,
Коли кошка говорит.

Так что, баюшки-баю,
В норку полезай свою.
Кали-Юга всех рассудит,
Может, встретимся в раю.

Там студёная вода,
Там сверкающая даль…
Впрочем, мы неприхотливы —
Мы согласны на медаль.

Знаешь, что это за рык?
Мы сегодня — царь горы.
Буря мглою натиск кроет.
Мы отважны
И щедры.

(От войны и от чумы,
От сумы и от тюрьмы
Никогда не зарекайся —
И от жизни в книге «Мы».)

двойная сплошная

лучший живой — это тот, кто мёртвый.
хочешь сказать — говори шёпотом.
правильный воздух — тихий и спёртый
(ветра просят умалишённые).

лучшее белое — то, что чёрное,
делаешь — делай исподтишка.
мысль хороша неизречённая
(словоблудие — признак врага).

можно смотреть, но нельзя глазами,
можно жить, но нельзя не в казарме,

мы — за индустриальный прогресс,
лучшая пресса — от слова «пресс».

Катастеризм

я написала книжку. это твёрдая НФ (всё научно) с малыми фантдопущениями (мир близок к реальности) про бессмертие, псевдомедицину, нейросети, бахилы и то, что мы уже живём в будущем. выйдет в декабре.

предзаказ на бумаге: https://book24.ru/product/katasterizm-5445514/

Livelib: https://www.livelib.ru/book/1003461926-katasterizm-aleksandra-alfina-golubeva

Goodreads: https://www.goodreads.com/book/show/48635426

ДСТ

проведи меня долиною смертной тени, как
будто за поворотом синяя птица.
я не просил делаться неврастеником,
и тем более — чтобы мне исполнялось тридцать.

не просил покоиться на злачных пажитях
а когда клялся себя не терять в пути, то
не знал, что всё закончится страхом о нажитом,
ипотекой, терапевтом и панкреатитом.

но в мой мозг твоя неубиваемая рептилия
вползла, привлечённая яблоком глаза.
и сейчас доживаю до тридцати не я,
а вот этот мой внутренний рептильный разум.

я старался бороться и помнить о важном, но
важное не вмещалось в задачи джиры.
змей прижал меня к этому многоэтажному,
но в целом разочаровывающему миру.

он завел мне кота, комнатные растения,
я почти стал им — не сегодня-завтра остыну.

…проведи меня, Боже, долиною смертной тени и
за поворотом выстрели мне в затылок.

В. О.

да не буду выбирать я 
ни погоста ни страны 
все мы люди все мы братья 
все корявы и равны 

ты да я да ты со мною 
всей оравой всей страною 
взяв за руку мать с женою 
вместе станем липким гноем 

хоть на ваське хоть на волге 
кто по-быстрому кто долго 
кто мучительно кто сладко 
кто удачно кто с накладкой 

каждый воин все мы рать 
наше кредо 

фото бай Корнел

Волк, Коза и…

«…послушай, — говорит ему коза. — все сроки вышли сорок дней назад». 

волк закрывает белые глаза. 

«пора признать: крестьянина не будет. там, за рекой, лишь клёны, тлен и мрак. я дура, ты дурак — так хватит врать, и если по-любому умирать, то, может, всё же сами и как люди?» 

болит башка. немного сводит пасть. 
он так устал. 
он очень хочет спать. 

«там был какой-то… то ли свинопас, 
то ли чабан». 

«там пусто, волк. там пусто. и нам с тобой никак не изменить тот факт, что мы совсем, совсем одни. здесь только ты, да я, да эта гниль, которая осталась от капусты. пусть я тебя как сорок тысяч коз любила — но давно и далеко. теперь мне снятся сырость и покой». 

он тоже хочет спать. 
и тесно в глотке. 

куда он шёл? он сам себе смешон. 

волк тихо отвечает: 
«хорошо». 

…и некий неприметный пастушок их за реку уводит так, без лодки.

wolf and goat copy